«С учителя нельзя требовать того, чему его никто не учил»





Главная » 2013 » Декабрь » 19 »

«С учителя нельзя требовать того, чему его никто не учил»





16:02
«С учителя нельзя требовать того, чему его никто не учил»

На вопросы о создании «Профессионального стандарта педагога» отвечает председатель Общественного совета при Минобрнауки России, член-корреспондент РАО, директор Центра образования № 109 г. Москвы, Заслуженный учитель РФ, д.п.н. Евгений Александрович Ямбург.

– Евгений Александрович, почему Вы решили принять участие в создании «Профессионального стандарта педагога»?

– Я сделал это по многим причинам. Начнем с того, что педагогические стандарты есть в любой цивилизованной стране. В августе 2012 года был принят стандарт педагога в Великобритании. Далее, есть постановление Правительства Российской Федерации о том, что все профессии должны иметь определенные стандарты, поэтому стандарт педагога также должен быть. Наконец, мир меняется: и начальной школе, и дошкольному образованию требуются новые компетенции, которыми раньше педагог не обладал. В новом законе «Об образовании в Российской Федерации» говорится о всеобщности и доступности образования, отсюда любой ребенок, даже имеющий определенные заболевания, имеет право обучаться в общеобразовательной школе, а педагогика к этому не готова. Сегодня очень большое количество детей имеют проблемы в развитии, и таким отчетливым трендом стало инклюзивное образование, ни с чем этим педагог не готов работать, по сути дела. Кроме этого меняется демографическая ситуация: сегодня в московских школах уже обучается многочисленная часть детей, для которых русский не является родным языком. Поэтому нужно обладать навыком преподавания русского как иностранного. Эти угрозы и вызовы требуют другого учителя, других компетенций, которых не было раньше. Вот откуда вырастает «Профессиональный стандарт педагога». 

– Концепция проекта «Профессионального стандарта педагога» предполагает под собой и пересмотр стандарта высшего педагогического образования, расскажите об этом подробнее.

– В преамбуле стандарта педагога, который мы делали, написано, что с учителя нельзя требовать того, чему его никто не учил. Безусловно, по принятию профессионального стандарта педагога немедленно нужно ставить вопрос о пересмотре стандарта высшего педагогического образования. Это сопутствующие вещи, без которого они существовать не смогут.

Основная мысль здесь – давно забытая фраза К.Д. Ушинского: «В деле обучения и воспитания, во всем школьном деле ничего нельзя улучшить, минуя голову учителя». Со стандартами педагога история такая: мы сначала склеили стандарт высшего педагогического образования, кстати, весьма странный. Из-за этого стандарта выпускают педагогов, которые имеют право преподавать математику, но не имеют права преподавать информатику, имеют право преподавать русский язык, но не литературу. После этого были приняты новые федеральные стандарты, связанные с содержанием образования. И уже стандарты высшего педагогического образования с ними никак не соотносились. Ну и наконец, сейчас принимаются стандарты педагога. То есть у нас, к сожалению, телега идет все время впереди лошади, это дезорганизует и работу учителя, и его подготовку.

Следующее, в стандарте заложено мало часов практики, получается, что будущие педагоги просто боятся детей. Должен быть деятельностный подход, который в нашем стандарте заложен: люди должны отрабатывать реальное взаимодействие с ребенком, в противном случае – это одна лишь теория.

– Помимо деятельностного подхода, какие еще ключевые позиции проекта стандарта Вы могли бы выделить?

– Главная особенность заключается в том, что это стандарты педагога, а не учителя. В основу стандарта мы положили структуру профессиональной деятельности: это обучение, воспитание и развитие. Любой педагог, будь то физик, математик, историк помимо того, что он специалист по предмету, он специалист по ребенку. В этой ситуации самый сложный этап, самый сложный раздел связан с развитием. Сегодня в общеобразовательной школе, как в Ноевом ковчеге, каждой твари по паре. Значит, нужно вводить подготовку в основы дефектологии и психологии. Не чтобы учитель стал дефектологом или психологом, это невозможно, а чтобы разбирался в этом. Потому что сегодня мы имеем дело с ухудшением состояния психического, физического здоровья детей, и в этой связи педагог должен эту специфику знать, он должен понимать, что такое ребенок с дефицитом внимания, с мозговыми дисфункциями. Естественно, что один в поле не воин. Поэтому этот стандарт о том, как работать вместе, командой. Если внимательно его читать, там написано, что педагог вместе с психологом, дефектологом решают проблемы этого ребенка. Педагог должен уметь читать документацию специалистов, иметь представление, как эти психологические и дефектологические данные перевести на язык педагогики работы с конкретным ребенком. Это самая сложная часть, ей предстоит учиться очень долго.

–  Как будет проходить внедрение стандарта?

– Дело в том, как я уже говорил, в этих стандартах есть новые компетенции, которыми должен овладеть педагог. Должен в силу того, что без этого в школу войти будет практически невозможно. Жизнь очень серьезно меняется, появляются все новые компетенции, без которых педагогу работать будет нельзя.

Поэтому на самом деле сказать, что с 1-го сентября этого года педагог всем овладеет, это ерунда, этого не будет никогда. В данном стандарте есть позиция «учитель должен», но есть и понятие «рекомендуется», т. к. люди еще не подготовлены. Например, мы дали приложение по ИКТ-компетенции, но там есть оговорка: при создании соответствующих условий.

Нужно очень серьезно перестраивать и само педагогическое образование, и переподготовку учителей на местах, под эти новые задачи, которые выдвигает жизнь, поэтому стандарт нужно внедрять поэтапно. Все здоровое растет снизу, а не навязывается сверху. Ошибка всех предыдущих стандартов – именно такое их появление: в августе месяце откуда-то сверху внедряется новый стандарт. Я думаю, что если мы заложим долгосрочную перспективу, а не будем стремиться отчитаться, то внедрение произойдет с минимальными потерями. В противном случае это будет формальная и бюрократическая процедура.

Кроме этого, должны быть опробованы пилотные проекты, которые нужно запускать на добровольной основе: то есть тем регионам, тем школам, тем педагогическим вузам, которые захотят в этом направлении идти, министерство должно дать такую возможность. Планируется, что с 1 сентября 2014 года такие пилотные проекты появятся. Уже сейчас есть очень большое количество желающих: есть педвузы, есть целые территории, в том числе и сельские, которые захотели попробовать подготовить людей, поработать по новому стандарту. 

– В проекте «Профессионального стандарта педагога» говорится о региональной и даже школьной компоненте, что они подразумевают под собой?

– Наша страна очень разная: одно дело Якутия, другое дело города-миллионики, третье дело Ставропольский край и т. д. Поэтому должна быть общая национальная рамка стандарта, это то, что действует вообще в любом регионе. Если этого не будет, мы разрушим единое образовательное пространство. А это довольно опасно, потому что ребенок, переезжая из города в город, окажется в ситуации, когда он будет совершенно неадекватен. Поэтому в проекте стандарта есть общая национальная рамка, но кроме этого, там вводятся понятия «региональная компонента» стандарта и «школьная компонента» стандарта. Потому что если брать мононациональный регион, там одни ситуации. Там где много религий, конфессий, многонациональность, там от учителя требуются другие качества и подготовка. Поэтому регионы должны дополнить общую национальную рамку теми требованиями к учителю, которые диктуются региональной спецификой. То же относится и к школам, потому что сегодня по новому закону об образовании разные школы могут выбирать разные образовательные программы. Объясняю просто, на пальцах, если это скажем, физико-математическая школа или лицей, куда отбирают детей, способных к этой сложной науке, сохранных по здоровью и так далее, понятно, что там требуются учителя определенного типа и определенной подготовки. Там доцент, аспирант или математик, который полностью погружен в формулы, он будет востребован. В инклюзивной школе, в школе, где обучаются и одаренные, и обычные дети, дети с проблемой в развитии, такого учителя просто вытолкнут классы. Тогда вводится и школьная компонента тоже. Но это должно быть с учетом тех программ, которые школы выбирают. Мы даем возможность основное ядро дополнить с учетом специфики своих регионов, образовательных организаций, и эта свобода потребует ответственности. Рисков, конечно, очень много. Во-первых, слово «стандарт» в нашей стране воспринимается с отрицательной коннотацией. Потому что у государства плохая кредитная история по отношению к бюджетникам. И стандарт воспринимается как антитеза творчеству, как способ к угнетению учителей, ужесточению контроля и т. д. Но в разных языках слово имеет разное значение. В немецком языке стандарт – шаблон: ни вправо, ни влево, в английском – ниже нельзя, выше можно. Понимаете, поэтому люди противопоставляют творчество и стандарт, так сложилось в России. Правда, я всем объясняю, что творческий шофер на дороге, который не соблюдает правила движения, – это убийца.

– Уже вовсю идет обсуждение проекта «Профессионального стандарта педагога», не боитесь ли Вы наплыва критики от непрофессиональных, некомпетентных, даже незаинтересованных лиц?

– Мы с самого начала договаривались с министерством и лично с министром, что от начала и до конца процедура будет открытой. Когда рабочая группа сделала проект стандарта, мы сразу вывесили его для открытого обсуждения на сайт Министерства образования и науки РФ, и обсуждение это идет полным ходом. Нужно отметить, что нам удалось набрать команду людей хорошо знающих и науку, и реальную почву. Эти люди достигли акме, т. е. вершины, как педагоги, но в то же время многие из них являются также и работодателями: директорами школ.

Понятно, что мы получаем критику и компетентную, и некомпетентную, но так и должно быть. Разные люди пишут, они имеют на это право, потому что это касается как педагогов, так и родителей, потому что они потребители того, что будет делать педагог. Далее мы мониторим эту ситуацию, мы читаем то, что пишут.

Понятно, что есть, например, такая вещь: многие учителя читают только то, что их касается. Обычно те, кто преподает математику, читают про математику, русисты - про русский язык. Но читать это вне контекста всего того, что было написано, невозможно, потому что текст стандарта – это системная вещь. Вообще стандарт нужно читать внимательно, очень аккуратно, не первое и не последнее. Отсюда в получаемой критике есть, конечно, и справедливое, и несправедливое, но это нормально, идет обсуждение.

– Предполагается ли обсуждение данного проекта на августовских педсоветах?

– Недавно прошло Всероссийское совещание руководителей органов исполнительной власти субъектов РФ, осуществляющих управление в сфере образования, и я как председатель Общественного совета при Минобрнауки России выступил на нем с докладом о проекте «Профессионального стандарта педагога». Конечно же, предполагается обсуждение и на августовских конференциях. Все, что навязывается сверху, не прививается, а все, что растет снизу, оно и растет. Поэтому на самом деле никто не навязывает немедленного внедрения стандарта. Нужно обсудить, понять умом и сердцем, нужно понять, куда двигаться. 

– Что из себя представляет общественная ассоциация «Стандарт педагога – 2013», кто в нее будет входить?

– Это всего-навсего идея, которая высказана в контексте данного стандарта. Потому что для того чтобы этот стандарт заработал, нужно менять стандарты педагогического образования и переподготовки учителей, а также очень тонкий, деликатный момент аттестации. Потому что само слово «стандарт» вызывает у педагогов аллергию. Все это воспринимается как инструмент бюрократического воздействия. Для того чтобы этого не произошло, нужно делать еще один очень серьезный документ об аттестации. Вопрос не только в документе, это тот вопрос, который поставил еще А.С. Грибоедов: «А судьи кто?». До тех пор, пока не будет реализована идея государственного общественного правления, единственным игроком на этом поле образования будет чиновник, т. е. будет Министерство образования и науки РФ, управления образования и т. д. Есть, конечно, огромная опасность формализации этого дела. В качестве идеи мы предложили создать профессиональную ассоциацию, с условным названием «Стандарт–2013», абсолютно не политизированную. Эта ассоциация будет заниматься сопровождением внедрения и оценкой «Профессионального стандарта педагога», потому что мы вводим там понятие «внутренний аудит учреждения». Это соответствует мировому опыту, потому что даже крупные фирмы гораздо большее внимание уделяют внутреннему аудиту, чем внешнему. А что такое внутренний аудит? Это оценка профессиональным сообществом всех достижений учителя, школы и т. д. В любом регионе есть те люди, чьи профессиональные качества не вызывают ни у кого сомнений, люди с очень высокой репутацией. Таким входным билетом в эту ассоциацию должна стать именно репутационная составляющая. Только такой педагог способен квалифицированно оценить своего коллегу, а не чиновник со стороны, который давно уже не работал в школе. По аналогии с американской ассоциацией психотерапевтов, которые через каждые два года или каждый проходят переаттестацию. Эта ассоциация дорожит своей репутацией, следит за тем, чтобы шарлатаны не проникли в эту сложную сферу, чтобы психотерапевт не решал свои проблемы с помощью больного. Такого внутреннего аудита американские психотерапевты боятся больше, чем любой государственной проверки. Потому что это влечет репутационные потери, потери профессии.

Понятно, что сразу ассоциация «Стандарт–2013» не появится, нужно время. Хочу отметить, что мы приглашаем не только педагогов, но и родителей, администраторов, чиновников, но только при государственно-общественном характере есть гарантии, что это не будет профанацией, а будет квалифицированной оценкой деятельности учителя. Это все труд, очень серьезный труд.

– Пока ассоциации нет, кто будет заниматься отслеживанием внедрения стандарта?

– Пока ее нет, все идет своим путем. Мы на стадии обсуждения данного документа. Если он будет принят, следующий этап – пилотный проект. То есть тем регионам, тем педагогическим вузам, которые изъявили желание работать в этом ключе, им нужно дать три-четыре года для того, чтобы они посмотрели, как реализуется стандарт и что нужно для этого делать. До тех пор, естественно, действуют старые квалификационные характеристики.
Выражаю глубокую надежду, что «Профессиональный стандарт педагога» будет широко обсуждаться на всех ступенях российской системы образования, новые предложения и новые идеи найдут свое воплощение уже в итоговом документе.

По информации: http://www.vestniknews.ru/




Как подготовиться и успешно пройти процедуру аттестации педагогу? Как подготовить выпускников к Государственной итоговой аттестации? Ответы на эти вопросы Вам помогут найти педагоги-практики, работающие в этом направлении.



Понравился материал, поделитесь им со своими друзьями в любой социальной сети





Категория: Российское образование | Просмотров: 1287 | Добавил: nadezhda | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Книжный магазин
Педчтения

Педагогический марафон
Обучение и развитие (Акция)
Категории
Статистика
Орфография

Система Orphus