Лингвистическое потепление





Главная » 2014 » Январь » 11 »

Лингвистическое потепление





15:22
Лингвистическое потепление

Окончание этого года принесло нам одно из ключевых слов — «оттепель». И речь не только о популярном сериале Валерия Тодоровского, который разошелся на цитаты, но и о главных событиях декабря: амнистии, по которой вышли на свободу участницы Pussy Riot, освобождение Михаила Ходорковского.

Оттепель, что интересно, наметилась, похоже, и в самом «Слове и антислове». Если весь прошлый год артисты, журналисты, режиссеры, писатели и политики буквально проклинали тех, кто неграмотно пишет и говорит, то в этом году наши собеседники вдруг оттаяли и стали лояльнее.

Для итогов года трудно даже составить список самых проклинаемых явлений в нашей речи. Да, все также животный ужас вызывают «звОнит», «одеть» вместо «надеть»  и кофе среднего рода. Но это, во-первых, уже дежурный набор, который неинтересно анализировать, а во-вторых, не так уж часто это и вспоминали. Скажу даже больше — многие герои «Слова и антислова» смело высказывались в защиту (!) кофе среднего рода, как это сделали, например, участники «Квартета И» Леонид Барац и Ростислав Хаит. Последний прямо так и заявил: кофе мужского рода — это противоестественно и это пора признать.

В защиту кофе среднего рода и даже — не поверите — ударения «звОнит» выступил и Вася Ложкин, который, как известно, в интернете, намеренно коверкает слова и пишет с ошибками: «Это моя личная борьба с фашиствующими грамотеями. Например, «жи-ши пиши с буквой и» — ну я не знаю, кому вообще пришло в голову сделать это правилом. Или вот, к примеру, идея про кофе говорить «он». Мне кажется, это вообще противоречит любой логике».

Не менее сенсационное заявление сделала и писатель Виктория Токарева. По ее словам, если люди перестали ставить запятые, переписываясь в интернете, значит, не так они и нужны, эти запятые.

В целом об ошибках стали говорить гораздо менее категорично, выдвигая на первый план другие проблемы: скудный словарный запас, засилье «чиновничьего языка» — канцелярита, неумение точно сформулировать мысль. Для многих это оказалось гораздо важнее, чем умение не путать паронимы  и правильно ставить ударения.

Впрочем, конечно, нельзя сказать, что об ошибках вовсе не говорили.

Что больше всего раздражает в речи и на письме:

- когда пишут без запятых;
- когда ставят лишние запятые;
- когда не склоняют числительные;
- когда вместо «скрупулезно» пишут «скурпулезно»;
- когда говорят тортЫ, красивЕе, звОнит, а еще «в Украине»;
- когда говорят «прецендент» и «подскользнулся»;
- когда пишут «будующее»;
- когда говорят «латтЕ» и «эКспрессо».

Многое осталось прежним и в категории ненавистных слов. Одним из бессменных лидеров по-прежнему остается глагол «кушать». Режиссер Вера Кричевская сказала, что фраза «пойдем покушаем» — это для нее водораздел, за которым может прекратиться общение с человеком.

По-прежнему многих тошнит от диминутивов. Приветики, вкусняшки и человечки, как и в прошлом году, попали в число единиц, способных вызвать у носителя языка приступ неконтролируемой агрессии. Писатель Анна Козлова в интервью заявила, что за слова «он хороший человечек» надо расстреливать или хотя бы штрафовать.

Приз зрительских антипатий получило и междометие «блин» — в ненависти к нему признавался едва ли не каждый второй собеседник. По словам режиссера Валерия Тодоровского, блин — это просто неталантливо.

Впрочем, в категории «слов-изгоев»,  то есть тех, с которыми носители языка с удовольствием бы расстались (по крайней мере в какой-то сфере точно), ассортимент представленных единиц был богат и разнообразен. Светлана Бахмина, например, предложила запретить на зоне слово «амнистия» как вселяющее пустую надежду (это было задолго до декабрьской амнистии). Директор «Афиши» Илья Красильщик  хотел бы не слышать вокруг слова «хачи», которое, по его наблюдениям, стали употреблять даже вполне приличные люди. Радио- и телеведущий Михаил Козырев  изъял бы слова «зиговать» и «антифа».  А писатель Захар Прилепин избавился бы от слова «совок» (для обозначения жителя Советского Союза) — по его собственному признанию, за это он «бил бы совком по губам».

Какие еще слова вызывают неприятие?

«Крайний в значении «последний», «волнительный», «супруг-супруга», «короче», «озвучить», «по ходу», «без понятия», «в этой связи», «быдло», «реально», »на самом деле», «крутизна», «круто», «прикольно», «вкусный» (вкусный момент в фильме), «вау», «жесть», «стильный».
Мат и грубые слова

2013 год прошел под знаком обсуждения закона о нецензурной лексике. Итогом стал запрет четырех слов и их производных, которые теперь ни при каких обстоятельствах не должны появляться в СМИ.

Весь этот год мы задавали нашим собеседникам в том числе и вопросы об их отношении к мату. Почти ни один из них не выступил за его запрет. Напротив, они говорили, что любят уместное употребление мата, что выжечь его никакими законами не удастся и вообще — плохо будет нам без таких слов. При этом почти все «защитники мата» подчеркивали: они вовсе не за его неограниченное употребление — они за уместность, остроумие и эффективность. Например, писатель Евгений Гришковец так и сказал: швартовка зимой корабля без мата невозможна.

По отдельной статье проходило в этой категории слово «жопа», которое вдруг приобрело особую актуальность не в связи с ситуацией в стране, а благодаря сериалу «Оттепель» и его героине — помрежу Регине Марковне. Режиссер этого фильма Валерий Тодоровский в интервью «Слову и антислову» заявил, что «жопа» — слово веселое, хулиганское и с харизмой и он его очень любит. Примерно то же самое сказали и участники «Квартета И» Ростислав Хаит и Леонид Барац.
Ситуация в России

К вышеуказанному слову из четырех букв этот раздел отношения не имеет (если только косвенное), потому что в ответ на вопрос: «Каким словом вы бы охарактеризовали ситуацию в России?» наши собеседники называли совсем другие слова.

Часто звучало слово «стабильность», но с негативным оттенком, как синоним застоя. Музыкант Вася Обломов  добавил к стабильности «абсурд». А бывший юрист ЮКОСа Светлана Бахмина охарактеризовала все происходящее в стране словом «апофигей». Практически в унисон выступили журналист Катерина Гордеева и режиссер Вера Кричевская. Они назвали словами-символами времени «безысходность», «бессилие», «безнадежность» — все с приставкой «без-». Поэт Вера Полозкова представила  целый список явлений и понятий: кризис, паника, разочарование, боль, поиск, смыслы, возможности, открытия, прорывы.

А режиссер Юрий Грымов  назвал слово, которое точно описывает не ситуацию, а самого характерного персонажа эпохи. По его мнению, это слово «говнюк», которое, говорит режиссер, стало сейчас очень уж многим подходить. При этом он вкладывает в это существительное особый смысл. Это не просто плохой человек — это подлец.
Антислова

Один из главных вопросов нашей рубрики посвящен так называемым антисловам — словам, которые утратили свое первоначальное значение, опошлились, опустошились.

Илья Красильщик причислил к этой категории «закон» как слово, которое уже давно никто не воспринимает всерьез: «Закона нет, а те, кто на него ссылается, выглядят глупо». Телеведущая Яна Поплавская назвала, казалось бы, самые светлые слова — «вера», «надежда», «любовь». Но, по ее мнению, больно как раз то, что они в последнее время оказались полностью «испохаблены». А музыкант Алексей Кортнев объяснил, почему так произошло: «Слова «вера» и «свобода» сейчас стоят в том же ряду, что «Дума», «депутат», «патриарх». Это  понятия одного рода. Они встали в ряд политических терминов».

Священник Алексей Уминский назвал антисловом сочетание «свободная любовь» как символ потребительского отношения к человеку.

Многие называли слова «духовность» и «скрепы». Издатель Ирина Прохорова  призналась, что «духовность» ненавидит.

И безусловным лидером оказался «патриотизм». Многие наши собеседники посвящали ему значительную часть своих рассуждений о словах. Ирина Прохорова подробно объяснила, в чем разница между патриотом и гражданином: «Слово «патриот» было давно узурпировано тоталитарной идеологией. Патриотизм понимается как беспрекословная жертва личности, ее жизни и достоинства в угоду государства, вернее — правящей клике. С этой позиции, если ты пытаешься восставать против социальной несправедливости, ты не патриот, а предатель родины. А гражданин — это человек, который любит не конкретную власть, а свою страну и считает себя вправе бороться за более справедливую и гуманную жизнь в ней. И это уже совершенно другая система ценностей».

Ключевые слова
Наконец, мы подошли к главному вопросу, с которого обычно и начинаются наши интервью: «Какие слова вы считаете сейчас ключевыми?» И тут стоит пояснить, что называли часто не просто главные слова, а те слова, которые должны быть главными, но которых сейчас не хватает.

На первом месте оказалось слово «свобода».
На втором — «достоинство».
На третьем — формулы вежливости: слова «спасибо», «пожалуйста», «будьте добры».

Какие еще слова называли ключевыми?
«Личность», «ответственность», «самостоятельность», «прайваси», «совестливость», «чувство долга» и «сострадание», «гордость», «смелость», «вдохновение», «свет», «любовь», «красота», «справедливость», «милосердие».

А гендиректор Общественного телевидения Анатолий Лысенко назвал ключевым не существительное, а глагол — «думать». Еще лучше, сказал он, сформулировать ключевое словосочетание как призыв: «Думай сам!»

Кстати, хорошее пожелание нашим читателям в новом году.

С праздниками! Пусть слова не будут пустыми, а антислова — опасными.

По информации: http://www.mn.ru/society_edu/20131227/366230044.html




Как подготовиться и успешно пройти процедуру аттестации педагогу? Как подготовить выпускников к Государственной итоговой аттестации? Ответы на эти вопросы Вам помогут найти педагоги-практики, работающие в этом направлении.



Понравился материал, поделитесь им со своими друзьями в любой социальной сети





Категория: Российское образование | Просмотров: 1144 | Добавил: nadezhda | Теги: Русский язык, слово и антислово | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Педагогический марафон
Педчтения

К школе.Скидки
Категории
Статистика
Орфография

Система Orphus