Главная » Статьи » Статьи начинающим педагогам » Статьи педагога-практика

Когда учитель становится родителем




Если бы кто-нибудь в мой последний школьный день сказал, что я выберу профессию учителя, убила бы его на месте. Так тяжко давалась школа, хотя я очень любила учиться и умела это делать. Но школа сильно отравляла жизнь обязательностью и жесткостью своих требований на уроках, мелочными придирками учителей по поводу не там и не так отступленных клеточек и линеечек, избыточностью однотипных заданий, вечной какой-то спешкой в поглощении непереваренной информации. Она травмировала на переменах скоплением множества орущих и толкающихся сверстников, из которых очень непросто было выбрать товарищей. Но первого сентября школе прощалось все. Казалось, что она существует именно для этого дня.
Как я ждала его, когда мне наконец-то исполнилось семь! Давно и заранее были куплены ранец, форма и все, что полагается. Завтра жизнь потечет уже как-то совсем по-другому. Наверное, я сразу стану большой и серьезной. Очень хотелось поскорее начать писать в новой тетрадке. Но какими окажутся ребята в классе? Добрая ли будет учительница? Будет ли она меня любить? Ругать? Хвалить? Ни мама, ни папа никак не могли мне с этим помочь, как помогли научиться читать до школы. Пространство человеческих отношений в школьных стенах предстояло освоить самостоятельно. И как оказалось, совершенно вслепую, потому что взрослые были озабочены только нашим учением и отметками. Учительница нашего класса никак не выстраивала общение между нами, ее интересовали такие формальные вещи, как техника чтения и наклон прописных букв. Никто никогда не обращал нашего внимания на перепады настроения друг друга, никто не учил проговаривать свои чувства, желания и страхи. Это было просто невозможно, поскольку считалось, что никакого отношения к учению не имеет. О том, что в каждом классе, даже самом первом, существует жесткая иерархия, лидеры и изгои, взрослые то ли не догадывались, то ли делали вид, что не догадываются. И мы должны были сами разбираться в своих детских проблемах. Но у нас, тогдашних первоклассников, не было еще на это запаса душевных сил. Мы были подавлены открывшейся школьной реальностью, всем тем, что стояло за новым ранцем и форменным школьным платьем. Кто-то просто стал бояться школы и при каждом удобном случае ее пропускал, прячась за болезни, кто-то приспосабливался, кто-то лез напролом и выбивался в хулиганы. Через месяц обучения в первом классе радость от нового школьного статуса исчезла совсем, а взамен зародилось смутное ощущение, что школа должна быть, наверное, какой-то совсем другой.

***

С годами это ощущение усиливалось, перерастая в полное неприятие школы, которая казалась местом абсурда. С этим ощущением я ее и закончила, радостно вырвавшись в пространство взрослой, свободной жизни. И вдруг, совершенно неожиданно для себя, решила стать учителем. Чтобы построить наконец такую школу, где ребенку было бы по-настоящему хорошо. Мне казалось, что я знаю, что нужно детям – отношения доверия и полного принятия, внимание к их потребностям и интересам, помощь в решении их проблем, совместные интересные дела детей и взрослых. С этим я и пришла в свой самый первый класс молоденькой двадцатидвухлетней учительницей. И несколько лет мы были совершенно счастливы. Но потом оказалось, что излишняя сосредоточенность на межличностных отношениях мешает академической успеваемости, а класс больше похож на клуб по интересам или послеурочную вольную «продленку». А учиться дальше все-таки надо было, поскольку дети росли. И маятник качнулся в обратную сторону – в сторону классической гимназической системы. Уроки, насыщенные сложными понятиями и текстами, частые контрольные, тесты, семинары, списки литературы. Конечно, мы продолжали с удовольствием общаться, но часто я замечала в собственном голосе холодок и металл строгости. Кто-то что-то не сделал, не сдал, забыл. И как-то незаметно, но быстро отношения с учениками стали чисто деловыми, накапливалась усталость, а то и раздражение. А они в ответ мстили ленью, рассеянностью и хамством. Родители перестали забегать в школу просто так, поговорить о детях, отделываясь при случайных встречах общими формулами вежливости. Кому захочется слушать об академических трудностях своего ребенка? К тому же подкатил пубертатный кризис, родители попросту пугались своих вдруг изменившихся детей. И мы все – дети, родители, учителя – оказались как-то отдельно друг от друга. Мы не были больше союзниками и сотрудниками, как раньше, а были множеством одиноких и потерянных лиц.

***

И вот я – мама первоклашки. Как же это, оказывается, трудно – быть родителем ученика! Особенно если ты сам при этом учитель. Впервые я ощутила свой новый социальный статус на родительском собрании перед новым учебным годом. И что с того, что учительница моей дочери – моя коллега и дело происходит в родной школе? Здесь и сейчас я просто мама, сидящая за партой своего ребенка и страшно волнующаяся – как она там без меня? справится ли? Раньше говорила я, делилась наблюдениями и мыслями о детях, придумывала для них интересную жизнь, раздавала советы, высказывала предостережения. Негодовала, когда казалось, что родители слишком мало занимаются ребенком. А теперь говорят мне – обо мне, о моей дочери. И по правде говоря, не всегда это приятно. Я еще никак не привыкну к этим нашим новым ролям. Для меня мое дитя – прежде всего ребенок, ежедневно бурно меняющийся, и никак не ученик, который должен соответствовать каким-то там нормам и требованиям.

Вот тут-то и затрещала вся стройная гимназическая система по швам. Очарование строгого академизма, прочных знаний и видимых успехов некоторым образом рассеялось, как только на этот путь ступил собственный ребенок – восторженный, мечтательный, ленивый, забывчивый, по­движный, задающий бесконечные вопросы. Вдруг я поняла, что с тех пор, как я сама шла в первый класс, ничего существенно не изменилось. Два вопроса остались самыми главными для ребенка: какие ребята придут в наш класс? добрая ли будет учительница? Значит, и для моих учеников отношения друг с другом и учителем главнее всего остального в школе. И во втором, и в пятом, и тем более в одиннадцатом. И родители моих учеников точно так же неуютно чувствовали себя, когда мы говорили об учебе их детей. Ведь для них их ребенок – тоже прежде всего ребенок, а вовсе не ученик, который что-то там забывает, не выполняет, отвечает и получает. Стало быть, тон и стиль разговора должен быть совсем другой. Так неожиданно, отправив впервые в школу собственное дитя, я снова обрела союзников в родителях своих ершистых подростков. И в ребятах прежде всего и ярче всего высветилась опять их человеческая, а не ученическая сторона. Я опять стала скучать без них, если мы подолгу не виделись, мне опять стало интересно их слушать, а не измерять тестами и контрольными. И они стали спокойнее и свободнее говорить на уроках, не замыкаясь привычно в тихую раковину или колючий панцирь. Не скажу, что академическая успеваемость как-то быстро рванула вверх. Каждый, конечно, учится в меру своих сил. Но на уроке чувствуется спокойствие, принятие, понимание друг друга. И как-то опять легко ранним темным осенним утром входить в класс.

Понравился материал, поделитесь им со своими друзьями в любой социальной сети




Как подготовиться и успешно пройти процедуру аттестации педагогу? Как подготовить выпускников к Государственной итоговой аттестации? Ответы на эти вопросы Вам помогут найти педагоги-практики, работающие в этом направлении.



Источник: http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201201325
Категория: Статьи педагога-практика | Добавил: Nat21 (12 Август 12) Елена Литвяк
Просмотров: 3183 | Комментарии: 1 | Теги: родители, первоклассники, школа, учитель | Рейтинг: 0.0/0

В продолжение темы







Как подготовиться и успешно пройти процедуру аттестации педагогу? Как подготовить выпускников к Государственной итоговой аттестации? Ответы на эти вопросы Вам помогут найти педагоги-практики, работающие в этом направлении.


Всего комментариев: 1
1 Helga2004   (25 Август 12 21:08)
Как же прав автор статьи! Только на своем любимом ребенке можно понять, что нужно другим детям. Безусловно учитель хочет, чтобы каждый из его учеников стал грамотным, культурным человеком. Но иногда полезно посмотреть со стороны на ребенка: а понятно ли ему то, что от него хотят. Да и родители в большинстве своем сначала относятся к учителю с подозрением. Это уж видимо так исторически сложилось. И вот здесь очень важным становится взаимодействие школы, в лице учителя, и родителей. Когда родители увидят, что их детей любят и относятся к ним как к личности, тогда они будут доверять учителю полностью. Детей же вообще никогда не обманешь они подсознательно знают кто их любит. А для них любовь выше всего.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Книжный магазин
Педчтения

Педагогический марафон
Обучение и развитие (Акция)
Категории
Методический кабинет
Методические рекомендации по проведению различных типов уроков.Традиционных и нетрадиционных.
О дисциплине
Все о конфликтах
Статьи педагога-практика
Статьи по педагогике, психологии, теории управления и другие материалы необходимые, начинающему педагогу.
Занимательные факты
Опыт зарубежных коллег
Знаменитые педагоги
Размышления начинающего педагога
Проблемы и их решение глазами начинающих педагогов
Сценарии, разработки
Математика, физика, информатика
Общие гуманитарные и социально экономические
философия, русский язык и культура речи, социальная психология, основы экономики, социология и политология
Иностранные языки
Русский язык и литература
Русский язык, литература
Естественно-научные дисциплины
Биология, химия, география, экология
Общественные дисциплины
История, экономика, обществознание и право
Технология
Физическая культура
Рекомендации, памятки, советы
Статистика
Орфография

Система Orphus